Процессы о колдовстве в «просвещенном» 19 веке в России.

[продолжение]

 

В 1837  году крестьяне села Бородина, что в Волгодской губернии, собравшись на сходе, объявили волостному старшине, что крестьянская девка Марья Максимова "испорчена".

Оная девка несколько дней подряд в один и тот же час приходила к дому вдовы Дарьи Кузьминой, била по оконнице и в "безумстве своем" выбила окна. Она кричала и вопила, что старуха ее испортила.

На сходе объявилось и то, что эта вдова Кузьмина, 68 -я старуха, давно была замечена в злобе и колдовстве: " ведомо нам, что много от нее произходит злоупотреблений и нападений порчи".

А девка Марья показала, что в Великий пост она случайно зашла в дом вдовы,  и та дала ей мягкого печеного хлеба. Вернувшись домой Марья почувствовала себя дурно и впала в беспамятство.

И с той поры припадки беспамятства стали у нее повторяться, а во время припадков Марья "выкликала".

Уездный лекарь Зерчанинов, осмотрел девку Максимову и сделал свое заключение : "порча не может быть допущена по медицине и есть болезнь сия ложная", следовательно у девки просто какая-то нервная болезнь.

А несколькими годами раньше крестьяне села Черкасы, что в то же Вологодской губернии жаловались, что 70 -летняя старуха Прокофьева из их села со своим двадцатилетним!!! сыном (родила она его что-то поздновато!) "портят здоровых соседских баб и девок".

Началось следствие, на котором многочисленные свидетели, заявили в один голос, что "испортила оная баба 4 девок, 7 жонок и 1 мужика".

Эти порченые, когда их ломает и корчит, выкликают и выговаривают, что их испортила Прокофьева с сыном и угадывают, кого она еще испортит", и что "эти предсказания всегда сбываются".

А при встрече с колдуньей "порченные впадают в бешенство и неистовство".

Крестьяне жаловались на то, что теперь они и на улицу выходить боятся, чтобы их всех не перепортила Прокофьева с сыном.

Чтобы удостовериться, что свидетели показывают правильно, следователь собрал всех "порченых" в одно место и при других жителях села и приказал привести старуху Прокофьеву с сыном.

Протокол следственного действия свидетельствует: "как только увидели их порченые, они изменились в лице, заскрежетали зубами и упали с ног, а четверо из них завопили благим матом, что испортила их Прокофьева с сыном, и в бешенстве бросились на них драться, так что несколько мужиков едва могли остановить их".

Прокофьева с сыном в колдовстве не признались, заявив что соседи по злобе оговаривают их.

Однако 25 свидетелей, которых опросили, подтвердили обвинения против колдунов и привели еще факты: "От прокофьевой порчи многих жонок и девок ужасно ломает и во время церковного пения ужасно криком ломает и корчит и вывапливают они на Прокофьеву с сыном".

По этому делу Вологодский совестный суд определил: "дело предать воле Божией, пока само обявится, а Прокофьеву с сыном за смуту и обман наказать розгами".

В 1842 году крестьяне деревни Усть-Тандовой, что в Казанской волости Томской губернии обвинили крестьянку Малышеву в порче женщин и девок.

Порченые показали, что болезнь начиналась сильной икотой, потом они чувствовали боль в сердце, начинали кричать и падали в беспамятстве. Особенно часто эти припадки случались, если они чувствовали запах табака или ладана.

Тоже самое случалось с ними при чтении Евангелия и при церковном пении.

Провели следственный эксперимент, который показал: "околдованные сильно кричали, силы их напрягались, биение сердца усиливалось, в желудке начинало урчать, в нем как будто бы перекатывалось что-то твердое, приближаясь все более к груди; они стонали, плакали, тряслись всем телом, просили выпустить их на чистый воздух, но в беспамятство не впадали".

Когда кликуш выводили на чистый воздух припадки прекращались.

Суд принял решение выселить из села обвиняемую в порчах женщину, после ее выселения порча девок и баб прекратилась.

В начале 70-х годов 19 века в Тихвинском уезде появилось как-то сразу много "порченых" женщин и 1 "порченый" мужчина, которые обвиняли  крестьянку Харламову.

Однако следствие показало, что обвинение - ложно, жалобщики были под судом, на котором они были сами обвинены в "извете".

Устюженский окружной суд приговорил: женщин - жалобщиц заключить на 4 месяца в смирительный дом, а мужчину-жалобщика к 50-ти ударам розгами.

В 1884 году в одной деревне Пошехонского уезда волостной суд приговорил: "...крестьянина Харитонова за сажение 10 лицам болезни "килы" подвергнуть 20-ю ударами розог, о чем объявить сторонам".

Это был явный прогресс - колдовство каралось уже только несильной поркой.

А в 1887 году в уездном суде г. Торжка шло следствие по делу "обвинение в колдовстве" крестьян Архипова и Ерофеева. Они обвинялись в способности портить молодых девок и женщин, отчего в деревне Новинки объявилось много кликуш, и в этой деревне молодые девушки не могли даже выйти замуж.

Материалы дела свидетельствуют: колдун Архипов делал из женщин кликуш "посредством поцелуя или даже своего волшебного дыхания".

Он же и "прощал", т.е. лечил кликушество, делая "наговоры" с использованием ладана или хлеба с ногтями.

 

 

[будет продолжение, заходите....]

 

 

 

 

Поделитесь ссылкой с друзьями.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Процессы о колдовстве в «просвещенном» 19 веке в России.”

  1. Интересно, раньше ведьм, знахарей наказывали, скорее всего несправедливо, а в наше время некоторых и в самом деле бы наказать за обман, за вымогательство денег и т.п.

    [Ответить]

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика