Обычаи Масленицы у славян (продолжение)

maslenitsa

Народные славянские обычаи Масленицы.

В Польше был широко распространен обычай "wkup do bab" (вступление в бабы) или "wywożenie nowożeńcowej" (вывоз молодой), -  это был выход женщины за пределы семейного обряда (свадьбы) и ее "ввод" в общественную жизнь, которая соответствует ее новому положению.

В последние дни масленицы или в Пепельную среду женщины села вместе обходили дома молодоженов и, впрягшись в сани, перевернутую борону, мешок с пеплом, украшенный воз, тачку, чесальный гребень, сажали на него молодую женщину и волокли ее из дома в корчму (порой вываливая при этом на землю), там она должна была угостить всю компанию выпивкой.

На Масленицу совершались ритуалы для  той молодежи, которая по возрасту должна была уже вступить в брак, но, по каким-либо причинам, еще не  выполнила жизненного предназначения. Такие парни и девушки подвергались ритуальному осуждению и символическому наказанию.

На тему продолжения рода  пелись песни эротического содержания: костромская - "Ешь, хуй, слаще, еби девок чаще, еби девок, еби баб, делай маленьких ребят!"

У южных славян эротическое начало и тема "воспроизводства" человека  выражалась  в играх ряженых. Среди ряженых основное место занимали парные маски типа "дед" и "баба", одним из атрибутов кукера  является "фаллос", а основные эпизоды игр ряженых связаны с темой сексуальных домогательств и воспроизводства. Особое внимание в кукерских играх и ряде специальных ритуальных действий Масленицы уделялось бесплодны м женщинам. Приходя в дом, где не было детей, кукеры высоко поднимали вверх детскую фигурку и выкрикивали: "Има гу, има гу, жа имаш дица!" (Имей его, имей его, будешь иметьребенка!). В центральных и северных областях Болгарии на масленицу разыгрывалась "ялова свадба" (бесплодная свадьба): два парня, переодетые в молодых супругов, садились в повозку, в которую впряжены все пойманные в селе собаки, сопровождали пародийную процессию "кум", "доктор" и другие ряженые, "доктор" лечил заболевших "новоженов".

В Словении в масленичный вторник бездетным женщинам, мечтающим иметь детей, разрешалось есть специальное блюдо "supíce" (хлеб, намоченный в молоке и яйцах и обжаренный в масле), который обычно подавали на крестинах.

У хорватов, словенцев, мораван, чехов, поляков, а также изредка на востоке Балкан на Масленицу совершались ритуалы, которые выражали критику общества неблаговидного поведения отдельного человека или сообщества в целом в течение прошедшего года: "jauna kritika" (публичная критика), "srenjska kńlika" (общественная критика), "uaška kritika" (деревенская критика).

В хорватских ритуалах общинная критика - это "суд" над Карнавалом, а Карнавал - основной персонаж масленичного праздника.

В последний день Масленицы устраивалось "sudenje Karnevalu", "Fašnlka", "Pokladá".

Для этого каждый год к Масленице готовили  "обвинительное заключение" (testament), в котором в шутливой форме в адрес жителей села вне зависимости от их возраста и социального положения высказывались обвинения в воровстве, пьянстве, семейных неурядицах, изменах и др. Чучело Карнавала провозили по селу в сопровождении "жандармов", а потом "судья" зачитывал обвинительное заключение и приговор (osuda), в котором Карнавал признавался виновным во всех грехах прошедшего, после чего его "казнили" (сжигали, топили и т.д.).

У словаков в Запустный вторник молодежь просила у властей позволения устроить забаву и "осудить петуха на снесение головы". Петуха осуждали на смертную казнь за аморальное поведение, кражи, разбой и другие проступки и в итоге отрубали голову.

В Познаньском воеводстве ряженый на масленицу "медведь", вооруженный огромной палкой, гонял по улице встречных, а попавшихся ему девушек колотил. При этом окружающая толпа кричала: "Которая хорошего поведения, то пусть она удерет, а которая плохая, то пусть он ей пасть разорвет!"

Масленица традиционно считается  оргиастическим праздником, когда человек освобождается от своих обязанностей и получает право игнорировать все общественные нормы.

Наиболее заметно эта свобода проявляется в эротически окрашенных ритуалах и играх, а также в отношении к пище.

У русских наиболее популярной формой ритуального оргиастического поведения на Масленицу были обнажение и сквернословие.

На русском Севере, на Урале, в Сибири в последний день Масленицы при стечении народа мужики разыгрывали на морозе, как "Масленка парится в бане". Для этого мужик, изображавший Масленку, раздевался донага, брал веник, входил в "баржу" или "лодку" и там парился на потеху публике. Иногда та же сценка принимала форму пародийного очистительного обряда, которому подвергались все, кто принимал участие в масленичных гуляньях. Среди оргиастических масленичных развлечений в других славянских традициях известны и сквернословия. У русских наиболее популярной формой ритуального оргиастического поведения на Масленицу были обнажение и сквернословие .

Еда и даже обжорство было смыслом праздничного времени, т.к. обжорством моделировалась будущая "сытая жизнь". Трапеза на Масленицу  игнорировала все ограничения, связанные с количеством и порядком приема пищи.

По белорусскому  обычаю, в последний день Масленицы надо было есть 7 раз (по числу недель поста), поляки считали, что в Запусты "надо было есть столько раз, сколько раз собака махнет хвостом", и называли это "обжорство про запас", хорваты предписывали в последний день Карнавала есть мясо до 9 раз.

Словенцы полагали, что в эти дни надо есть по 10 и более раз, они говорили, что на масленицу Pust забирает нож из рук хозяина и отдает его работникам и детям, чтобы они могли отрезать себе самый большой кусок.

Мотив "толстого брюха" - один из основных мотивов Масленицы. Белорусы утверждали, что на масленицу они обвязывают брюхо лыком и едят до тех пор, пока лыко не порвется, украинцы считали необходимым доесть в Заговенье всю скоромную пищу, не оставив ничего: "Хочь пузо роздайсь, а Божий дар не останьсь".

Во Владимирской губернии в Прощеное воскресенье дети ходили "прощаться" к крестным родителям, принося им в дар пирог громадной величины.

Связанные с пищей и едой мотивы выражали переход от скоромной масленично й пищи к великопостной.

Скоромную пищу уничтожали (у русских сжигали в костре остатки блинов, молока и сметаны) или говорили, что уничтожают: "Молоко горит, мясо горит", или клали скоромные остатки в корзину и вешали высоко на шест у русских, насаживали на прут или вертел и втыкали на крышу под стреху, у хорватов, отдавали "чужим".

Масленица  - это конечная точка в жизненном цикле отдельных продуктов — старого молока, мяса, а также вина. Болгары рассказывали, в частности, о том, что прошлогоднее вино хранится до масленичного заговенья, а то, что переживет эту дату, превращается в уксус.

Важное место на Масленицу занимало нарочитое декларирование отказа от скоромной пищи, предостережение от ее употребления. Болгарские  кукеры и другие ряженые (например, баба Рога или баба Коризма, олицетворявшие Великий пост) в Чистый понедельник обходили дома с деревянными саблями и били детей, чтобы они не просили мяса.

У болгар в Варне кукеры кричали на улицах: "Кто ест яйца?" и гнали тех, на кого им показывали.

У русских в последний день Масленицы по деревне возили дровни с шестом, на котором сидел человек и кричал: "Молоко грех есть!"

Прощание с Масленицей завершалось в первый день Великого поста (Пепельную среду или Чистый понедельник), который считали днем очищения от грехов и скоромной пищи.

Источник:

Славянские древности. Т. 3

из статьи Т. А. Агапкиной

Поделитесь ссылкой с друзьями.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика